О Фонде

Сара Серрано: «В современном уличном театре есть даже спелеологи»

Одним из самых запоминающихся событий театрального фестиваля «Норильские сезоны» стало выступление аргентино-испанского театра GRUPO PUJA! (группы «Пуха!»). По приглашению организаторов фестиваля, Фонда Михаила Прохорова, артисты показали на открытом воздухе спектакль Do Do Land («Страна Додо») по мотивам сказки Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране чудес». Об особенностях постановки и традициях уличного театра в Европе содиректор проекта Сара Серрано рассказала в интервью «ВК».

Алиса на лету

Сара СерраноСара, как возникла идея Do Do Land?

Сразу замечу — я лишь один из координаторов, у идеи пять соавторов, это проект целой команды. Еще один из авторов идеи — композитор Гастон Юнгманн, он написал музыку к спектаклю, а во время представления также играет в нем на гитаре. Часть текстов песен — непосредственно из «Алисы в Стране чудес», равно как и некоторые идеи и сказочные персонажи. Но многое в спектакле мы придумали сами. И песни в нем звучат не только на английском, но также на французском и немецком языках. Понимаете, хотя постановка основана на сказке Льюиса Кэрролла, мы не пересказываем историю Алисы. Мы визуально воплощаем в ней мир писателя — так, как сами себе его представляем. Поэтому и спектакль называется не «Алиса в Стране чудес», а «Страна Додо» — «доктором Додо» Кэрролла прозвали его друзья.

В постановке вы используете не только театральные, но и цирковые и спортивные элементы, инженерные конструкции. Это привычный стиль группы «Пуха!»?

Наверное, можно сказать и так. У нашего театра два спектакля, и оба мы показываем на широком открытом пространстве. Элементы и технические приспособления в них схожие, но по энергетике они совершенно разные. Другое наше шоу можно сравнить с открытым концертом в космосе, и в нем гораздо больше адреналина. (Смеется.)

И все-таки почему вы решили обратиться именно к истории Льюиса Кэрролла?

Лично я? На тот момент, когда группа «Пуха!» пригласила меня присоединиться к работе над этой постановкой, я уже несколько раз обращалась к «Алисе». Если быть точной, у меня уже было три шоу, две инсталляции и одно видео, посвященное этому произведению.

Ого!

Да, я была буквально одержима им. И не я одна. «Алиса в Стране чудес» очень популярна на Западе, к ней обращаются многие режиссеры и художники. Вроде бы сказка для детей, но в ней заложено очень много серьезных смыслов. Например, не всегда стоит держаться каких-то правил и установок — иной раз нужно просто довериться кролику, и он приведет вас в нужное место. (Смеется.) Или, другими словами: делайте то, что вам самому по душе, а не то, что считают правильным другие. Мне кажется, этот идеальный мир очень легко представить именно на улице, в свободном пространстве. Согласитесь, поэтичнее, когда Алиса парит в воздухе, а не проваливается в подземелье.

Кстати, для полноты впечатления от такого зрелища, наверное, больше подходит ночное небо?

Сара СерраноКонечно, в темноте визуальные эффекты смотрятся особенно захватывающе. Но нам не раз приходилось показывать Do Do Land и в светлое время суток. Скажем, год назад мы выступали в Норвегии в белую ночь. И хотя было светло, небо представляло собой просто фантастическую сценографию. Для наших спектаклей вообще очень важен фон, на котором они идут, мы используем естественные декорации городской среды. И каждый раз выступление в новом месте для нас в какой-то мере риск и волнение.

Актеры-альпинисты

А как родился ваш театр?

Он образовался в 1998 году в Аргентине, спустя четыре года перебрался в Испанию. И всегда существовал именно как уличный театр — в Аргентине вообще очень распространены традиции уличных представлений. Впрочем, как и в Испании, откуда я родом. В нашей стране уличный театр невероятно популярен, гораздо популярнее, чем, например, в соседней Франции. Может, потому, что мы находимся южнее и у нас теплее? Не знаю. Во всяком случае, почти в каждом испанском городе проходит фестиваль уличных театров. Поэтому группа «Пуха!» легко прижилась в нашей стране. А сама я присоединилась к ней в 2005 году. До этого изучала театр и историю искусств. И до сих пор в числе прочего продолжаю заниматься визуальным искусством, с группой «Пуха!» я сотрудничаю, для меня это лишь один из множества проектов. А основное ядро труппы — по-прежнему аргентинские артисты, которые основали театр.

Переезд в Испанию как-то отразился на стиле группы «Пуха!»?

Хочу уточнить: когда я говорила о традициях, то не имела в виду фольклор. Да, театральные выступления на улице — привычное явление и в Испании, и в Аргентине, идеи перекликаются. Но современный уличный театр — это нечто совершенно новое. В спектаклях группы «Пуха!» гораздо больше акробатов и альпинистов, чем профессиональных актеров. И даже спелеологи есть! (Смеется.)

Зачем в театре спелеологи?

Потому что они, как и альпинисты, гораздо лучше актеров знают, как обращаться с разными страховочными креплениями в шоу — они привыкли использовать их в своей профессиональной практике. А еще у нас в труппе есть танцоры, которые умеют танцевать на вертикальной стене, — в Испании этот вид танца очень популярен. Есть и элементы традиционного уличного представления — например, живой огонь, факиры.

На знаменитых европейских театральных фестивалях в Авиньоне и Эдинбурге вы выступали?

Вы знаете, мы побывали на множестве престижных фестивалей, но в этих городах как-то не довелось. Просто наши спектакли не вписываются в их программу. В Эдинбурге большие уличные театры на открытом пространстве вообще не выступают. Да и в Авиньоне тоже — на улице там можно увидеть маленькие театры, а все крупные спектакли у них почему-то проходят только в закрытых залах.

Сара СерраноВ Красноярске ваши представления были бесплатными для горожан. За счет чего существуют уличные театры в Европе?

Наверное, в России и особенно в Сибири, где большую часть времени года холодно, просто не распространено такое явление, как уличный театр. Но в Европе, если человек смотрит уличное представление, за это принято платить. Часто нас приглашают муниципалитеты на какие-нибудь городские праздники. Поэтому для нас стало некоторой неожиданностью приглашение от частного фонда. Впрочем, мы нисколько не жалеем, что согласились приехать в Сибирь. Единственное, мы думали, что в Красноярске и летом очень холодно, и накупили с собой теплых вещей. А когда прилетели, оказалось, что здесь 30 градусов тепла, — для нас это был настоящий шок! (Смеется.) Жаль, что не было времени как следует познакомиться с городом.

До приезда в Россию у вас лично было какое-то знакомство с русской культурой?

К сожалению, очень поверхностное. У меня гораздо больше представлений об истории России, чем о ее культуре, потому что знание истории вашей страны важно и для Европы, и для всего мира.

А вы знакомы с системой Станиславского?

О да, мы еще в драматической школе изучали эту систему, очень глубоко! Но впоследствии я убедилась, что та система, по которой нас учили, сильно отличается от оригинала. Систему Станиславского перенял в Америке его последователь актер и режиссер Ли Страсберг, и до Испании она дошла в трансформированном виде. Для меня стало открытием, когда я это обнаружила.

Сара, а как вообще сейчас развивается театр в Испании, какие формы в нем наиболее популярны?

Долго рассказывать, думаю, мы успели бы выпить с вами не одну чашку кофе за этой беседой. (Смеется.) Например, когда я в начале 90-х начала заниматься театром, в Испании был очень популярен театральный авангард. Потом его стал активно вытеснять коммерческий театр, различные шоу. Но, как мне кажется, кризис качнул маятник в другую сторону, маленькие театры вновь возвращаются. И по моему личному мнению, в эпоху кризиса авангардные театральные поиски больше ко двору. Весь мир вокруг меняется — так почему бы не меняться и театру?

Елена Коновалова, «Вечерний Красноярск»





Ссылки по теме: